Россияне ушли из компании, но компании не хотят их нанимать. Почему это

Россияне ушли из компании, но компании не хотят их нанимать. Почему это Дота

Будущее программирования

Не будет? Он уже есть. Их как говна, но офк как и во всех профессиях не хватает спецов. Никогда ни в одной профессии не будет переизбытка, ведь 80% просто отсеивается

Каждый второй (житель деревни) мечтает им стать

Скорее всего нет, так как из 10 программистов нормальных 2-3 (Инфа из головы)

Был бум на юристов, но нормальных энивей не так много, то же будет и с программистами.

программистов и так много

из 10 выходцев из универа тока 1. 2 . 3 . стать супер профессионалом, а остальные пойдут искать контроу

профессия будущего , так что все нормально будет

Реальный пример в 2016 отучился на эвмщика ну и куча допов по специальности, в том числе и программирование, так вот из группы 25 человек волокут здрава только 3 так что не будет перезбытка

Мечтают стать многие, но многие отчисляются еще на первом курсе универа ибо не тянут столько математики. В итоге выпускается максимум четверть группы, из которых только половина пойдет работать программистами. Переизбытка нет, т.к программисты в наше информационное время требуются во многих областях.

Россияне ушли из компании, но компании не хотят их нанимать. Почему это

Сначала был поток юристов , теперь программистов .. через 5ь лет у каждого программиста будет свой личный юрист , ну или наоборот

у меня с кафедального потока в 50 тел по спецухе будут работать человек 7-10. вот думай.

а еще человек 20 просто ушло.

На программистов всегда будет спрос. А вот быдлокодеры вряд ли кому нужны.

Россияне ушли из компании, но компании не хотят их нанимать. Почему это

may cry сказал(а):↑

Учусь на информационных системах, так вот  у нас пол группы, только на 3-ем курсе винду научились переустанавливать. Так что программистов будет как в доте игроков, рков полным полно, а нормальных людей очень мало. (Короче шутка про 1% и т.д.)

два года назад закончил универ. из группы выпустилось 13 человек (изначально было 28), работают программистами 4 человека и еще трое в сфере ИТ, но немного на других должностях.

Научился переустанавливать винду в конце второго курса, т.к. по этого необходимости не было. Че за наезды?

А вот  то, что процентов 60 с потока не смогут выполнить лабы по серверному программированию в этом семестре — это жиза.

Россияне ушли из компании, но компании не хотят их нанимать. Почему это

Программистов много, но хороших из них процентов 20% от силы, остальные — быдлокодеры.

а какие направления сейчас проявили свой активный рост?

У нас в стране не хватало мест на ИТ факультеты. Программистов просто море. А ещё на медицину.

У нас на 3-ем курсе, некоторые впервые жесткий диск увидели. Я еще молчу о том, что многие из них даже обычный скрин на компе делать не умеют. В итоге из-за того, что большая часть группы идиоты, за 4 курса обучения я нихера не узнал, потому что обучали дибилов азам компьютера.

Не, у нас все получше. Преподы идут по программе, если кто отстал — его проблемы.

  • Trizy
    23 Mar 2023 в 19:48 23 Mar 2023 в 19:48
  • 23 Mar 2023 в 19:37
  • 23 Mar 2023 в 19:32
  • 23 Mar 2023 в 19:27
  • 23 Mar 2023 в 19:24

По данным «Коммерсанта», расширение штата IT-сотрудников в ряде компаний происходит на фоне массового переезда опытных специалистов за рубеж. Ещё 22 марта глава Российской ассоциации электронных коммуникаций Сергей Плуготаренко рассказывал, что из страны за месяц уехало 50 000–70 000 IT-специалистов. Российское правительство приняло несколько мер поддержки индустрии, а премьер-министр Михаил Мишустин 7 апреля лично призвал IT-специалистов не покидать страну, обещая им все необходимые условия. Как отметил «Коммерсант», тенденция отъезда айтишников «начала разворачиваться, хотя и не по самым приятным причинам».

По словам исполнительного директора Ассоциации компьютерных и информационных технологий Николая Комлева, в первую волну IT-специалисты панически бежали, боясь призыва в армию или ограничений на выезд, однако со временем ситуация «стала несколько легче». «Многие уехали в спешке и без подготовки, у них кончаются ресурсы, а цены на аренду квартир в городах основных направлений эмиграции существенно выросли. Люди поняли, что за границей трудно, и задумались, что делать дальше», — объяснил эксперт.

Кроме того, дефицит айтишников смягчился из-за сворачивания многих проектов в условиях экономического кризиса и санкций. «Крупные банки, которые некогда решили заняться IT-разработкой и перегрели рынок высокими зарплатными предложениями, сейчас режут косты и сворачивают IT-разработку», — рассказал источник на рынке. Другой собеседник издания, знакомый с ситуацией, отметил, что сейчас банки урезают бюджеты и на собственную IT-разработку, и расходы на аутсорсное программирование.

Ментор Solvery Филипп Дельгядо отметил, что в некоторых компаниях уменьшили наём iOS-разработчиков — это связано с тем, что Apple жестко реагирует на все санкционные ограничения, удаляя приложения из App Store. По словам представителя компании Benchmark Екатерины Селезневой, компании сокращают проекты, меняют приоритеты найма, прекращают или сокращают финансирование. Также она напомнила, что многие фирмы прекратили наём новых сотрудников.

«Коммерсант» отметил, что уход западных компаний привёл к появлению на рынке труда специалистов, годами не менявших работодателя, что привело к остановке роста зарплат. Если в 2021 году разрыв в зарплате при смене работы IT-специалистами доходил до 50%, то теперь им пришлось умерить свои зарплатные ожидания.

Вместе с тем ряд компаний, напротив, планируют расширять штат айтишников. В частности, в «Лаборатории Касперского» рассказали, что компания планирует создать около 1000 новых рабочих мест. Кроме того, там уже подняли зарплаты на 20%. По словам разработчика и ментора Solvery Евгения Кравцова, индексацию зарплат также собираются провести в «Яндексе» и «Авито».

О том, как эмиграция и санкции изменили российский рынок труда в IT, читайте в материале «Секрета».

в итоге каждый год выходит по 100к+ программистов, не считая тех кто учится на курсах, других факультетах, в сумме в год может 200к+ «программистов» в одной Украине

Нет, не так. За год вна Украине появляется 200к людей которые выучились на программиста или которые закончили курсы программирования. А программистами из них станет от силы треть. У меня с потока человек 6-7 устроились на работу программистами, остальные так и сидят с коркой программиста и никому не нужны. Это во-первых.

Во-вторых, чем больше программистов, тем больше IT компаний, тем больше вакансий для программистов. Каждый новый программист может в перспективе дать работу еще десяткам, а то и сотням и тысячам других программистов в случае создания успешного бизнес проекта. Это отличает ситуацию с программистами от ситуации с юристами 10 лет назад, потому что от того что в мире появился миллион новых юристов, новых проблемы от этого у народа не появилось, и в итоге, чем больше юристов, тем меньше работы у каждого юриста.

В-третьих, часть уже состоявшихся программистов уходит из программирования в менеджмент (потому что архитектор/тимлид, это, фактически вершина именно программирования, дальше рост до CEO только через менеджмент), либо открывает свой бизнес или просто живет на пассивный доход который был сделан благодаря программированию.

Количество вакансий в 2020 году просто рвануло в низ, джуны больше никому почти не нужны, все хотят мидлов, или же джунов которые являются почти на уровне мидла, это говорит о том, что сейчас ОЧЕНЬ много программистов джунов которые готовы пойти работать за копейку хоть куда угодно, но не могут, ведь хоть они и джуны у нех нет тех «мидл» навыков.

По-твоему, это только в IT? В любой професии на начальном уровне куча бесполезных людей, которые ничего не умеет но рассылают десятками свое резюме по всем местам, в надежде устроиться хоть куда-то.

Устроиться джуном сейчас нет абсолютно никаких проблем, если ты адекватный джун, а не закончивший курсы человек который не в состоянии ничего сделать. Я уже рассказывал что к нам на вакансию джуна прилетало под 100 откликов за 2 недели и 90 из них не умели просто ничего. Ни портфолио, ни гитхаба, ни самостоятельных проектов. Просто сертификат с курсов. На фоне таких людей адекватные джуны сразу выделяются из массы и легко находят работу.

И, к слову, закончившие курсы джуны не готовы идти работать за копейки, потому что им на курсах обещали ежемесячную зарплату 80к+ с первого месяца, поэтому они задирают планку и получают отказ еще даже до собеседования.

Почти год как айтишники наше все. Мы постоянно слушаем о том, сколько человек уехало за границу, фантастические цифры приводятся всеми без исключения — от чиновников до просто заинтересованных лиц. И к этой теме мы периодически возвращаемся, чтобы посмотреть на ее развитие, динамику происходящих процессов. Накопилось предостаточно событий, чтобы поговорить о том, что происходит внутри России и как мифотворчество отличается от реальной жизни. Забегая вперед, скажу, что очень сильно.

После того, как чиновники создали миф о массовом исходе IT-специалистов из России, о том, что нужно спасать индустрию любой ценой, возникло множество прожектов, которые были на это направлены. Государство в лице различных ведомств постаралось подсчитать, сколько таких людей действительно находится вне России и при этом продолжает работать на российские компании. Приватно слышал различные оценки, но все они колеблются в районе 15-20 тысяч человек (для тех, кто официально оформлен, а не выступает фрилансером). Ни о каких ста тысячах даже близко речи не идет.

Обещание золотых гор тем, кто вернется, создает очень большое раздражение как в обществе, так и во многих министерствах, где искренне не понимают, откуда такая тяга вознаградить тех, кто сбежал. И эта позиция часто озвучивается на различных мероприятиях, причем порой в очень резкой форме. Отбросив эмоции, можно сказать, что вкратце она звучит так: те, кто уехал на эмоциях и не имеет стабильного дохода, работая на зарубежную компанию, рано или поздно вернутся обратно, средств для выживания вне России у этих людей нет. И это действительно так.

Впереди у нас массовый возврат людей, причем в первую очередь это будут те, кто уехал в сентябре под влиянием эмоций и при этом имеет работу в российской компании. Спустя полгода жизни вне России они лишаются статуса налогового резидента и должны платить налог в размере 30%. Работодатели будут вынуждены соблюдать такой режим налогообложения, что сделает жизнь людей затруднительной, в большинстве случаев они не шикуют, а выживают в прямом смысле этого слова. К началу апреля этот фактор вынудит многих вернуться обратно.

Параллельно происходит ужесточение правил в некоторых странах, яркий пример — Казахстан, теперь находиться на территории страны можно только 90 дней в течение полугода. Выехать и въехать обратно не выйдет, эту лазейку закрыли. Что тоже подтолкнет людей искать новые места обитания, но на это у них опять-таки нет средств. В Казахстан в массе своей уехали не те люди, что могут позволить себе безбедное существование. И это снова история про то, что не нужно создавать условия для возвращения IT-специалистов, они вернутся и так. Подчеркну, исключением становятся те люди, которые представляют большой интерес, но это единичные истории, и они никак не характеризуют общую тенденцию.

Куда будут возвращаться беглецы, в какую страну, точнее, на какой рынок труда? И вот тут начинается самое любопытное. Свежее исследование HeadHunter приземляет мифы в реальность, по данным компании, медианная заплата для начинающего программиста в январе 2023 года упала на 13% год к году, она составила сто тысяч рублей. Для специалистов среднего уровня падение на 11%, 160 тысяч рублей. Зарплаты ведущих разработчиков выросли на 4%, составили примерно 250 тысяч. Снижение зарплат объясняется притоком новых кадров на рынок труда.

Прочитав об этом исследовании, подергал знакомых HR в крупных компаниях, в первую очередь тех, что напрямую ассоциируются с IT. Общее мнение примерно такое: горшочек, не вари. Все боятся озвучивать реальное положение дел, так как оно идет вразрез с мнением чиновников из Минцифры, опровергает их политику, описывающую дефицит кадров. Но давайте приведем цитаты из нашего общения, чтобы у вас сложилось понимание ситуации на рынке труда.

Телеком-компания, поиски разработчиков: «На место конкурс 700 человек, толпа жаждущих. Новички и разработчики с опытом, у некоторых за плечами хорошая школа, есть из кого выбирать. Мы очень довольны. От мер поддержки отказываться не хотим, но планируем снижать зарплаты для новичков, их слишком много. Для компании это идеальная ситуация, мы можем за адекватные деньги усилить разработку. Не требуется расширения бюджета, а сроки разработки заметно сократятся».

Картина в других больших компаниях примерно такая же. Причем чем проще позиция по требованиям, тем большее количество людей на нее претендует. Штучные специалисты с особыми умениями, как обычно, в цене, но так было всегда. Ощущение, что на рынке переизбыток тех, кого можно назвать IT-разработчиками, и проблемы с поисками кадров нет даже близко. И это полностью опровергает утверждения чиновников, что все летит в тартарары и нужно всемерно поддерживать отрасль, чтобы не произошло каких-то необратимых процессов. Понятно, что любые льготы будут приветствоваться — кто, в конце концов, в здравом уме откажется от приятных послаблений или мелочей в виде бонусов от государства. Но в реальности большая часть мер поддержки, связанных с дефицитом кадров, не нужна, так как этого дефицита просто не наблюдается в реальной жизни.

Дилемма для тех, кто активно продвигал историю с дефицитом кадров, проста и понятна. Трудно будет признать, что катастрофы не произошло, массового исхода не случилось, а заполняемость позиций в компаниях на хорошем уровне. В ближайшие месяцы можно ждать того, что рынок труда отреагирует на переизбыток кадров еще заметнее: зарплаты упадут, менять работу станет сложнее, так как переманивать будут только сильных специалистов. Того факта, что вы работаете в крупной компании, еще недавно было достаточно для того, чтобы вас куда-то взяли на работу и посчитали, что вы знаете все от и до. Теперь этого мало, многие обожглись на этом, проверка людей идет тщательнее, а деньги предлагаются более адекватные. И это на фоне взлета потребности в программистах, создания новых продуктов на замену тем, что производятся западными компаниями. Несмотря на огромный спрос на разработчиков, он полностью удовлетворен.

И это мы не говорим о ситуации, которая началась в Европе и США, когда разработчиков массово увольняют за ненадобностью. Множество разбитых карьер, искореженных человеческих судеб. На этом фоне Россия выглядит как относительный островок спокойствия, где таких титанических потрясений не происходит. Но мы не изолированы от глобальных тенденций, и переизбыток специалистов во всем мире затронет и нас. Впору будет говорить о безработице в IT, это следующий этап развития общего кризиса.

Отсюда простой вывод — время пинать балду давно закончилось (конечно, если вы этого еще не поняли). Востребованы те, кто умеет работать, решать задачи и делать это быстро и качественно, за таких людей держатся везде. Плюс нужно постоянно учиться, искать применение своим способностям на стыке профессий, чтобы уметь видеть общую картину, а не быть просто кодером. Расслоение в IT началось, а это также значит, что появляются возможности сделать в прямом смысле головокружительную карьеру, и такие шансы выпадают крайне редко, один-два раза в жизни. В чем-то завидую молодым ребятам, которые могут схватить свою птицу счастья за хвост.

Чиновникам самое время озаботиться планом Б, так как совсем скоро придется объяснять, откуда у нас переизбыток IT-специалистов, которые жалуются на отсутствие работы. И многие из них пойдут в информационную безопасность. Хорошо, что государство создало новые рабочие места в таком количестве.

Мое отношение к рынку труда для IT-специалистов спокойное, он живой и работающий. Переживать за будущее тем, кто умеет работать, точно не стоит, в России много вакансий. Но претендентов на них еще больше, что также нормально. Подобные аномалии случаются постоянно для разных профессий, которые для кого-то выглядят привилегированными.

Позолота с профессии слетит, и снова молодые люди захотят выбрать не IT-специальность, а что-то другое, что будет давать им надежный кусок хлеба. Ситуация тяни-толкай, а подытоживая, повторю слова моего знакомого: горшочек, не вари. Нам уже с избытком хватает IT-специалистов, теперь нам нужно повышать их уровень и качество.

Наша цивилизация уже не раз переживала сложные времена. Периоды благоденствия сменяются войнами, после которых мир снова отстраивается в новых границах. Тысячи лет это были локальные перестройки, тогда как в 20-м веке мы стали так тесно зависеть друг от друга, что следы мировых войн видны даже в Африке. На этот раз мы приходим к глобальному кризису изрядно потрёпанными. Проблема в эпидемии коронавируса, которая выжала из мировых экономик последние соки, ведь правительства развитых стран потратили сотни миллиардов и даже триллионы долларов на поддержку населения, промышленности, банковской системы и других секторов. Как обычно, всё окончилось удручающе, ведь все наши начинания приводят к тому, что единицы крупных корпораций богатеют, тогда как остальные в лучшем случае получают блестящие бусы.

Россияне ушли из компании, но компании не хотят их нанимать. Почему это

В 2021 году вместе стеклянных бус нам подвезли смартфоны и ноутбуки, которые расходились как горячие пирожки. Эксперты уже давно говорят о приближающемся кризисе на рынке электроники, но до недавнего времени проблема не имела точных сроков, поскольку падение продаж было небольшим, а успешные действия некоторых игроков позволяли выиграть время. Многие и вовсе полагали, что гениальные маркетологи решат все наши проблемы по мановению волшебной палочки. Как вы знаете, во время пандемии рынок полупроводников ощутимо вырос, что привело к росту продаж электроники по всему миру. Люди переходили на удалённую работу и учёбу, что ставило их перед необходимостью покупки ноутбука или компьютера. Ну а некоторые просто от скуки скупали игровые приставки и телевизоры, ведь теперь у них стало на несколько часов в день больше на развлечения.

Что же, рано или поздно это должно было случится. По словам аналитиков, мир находится на пороге небывалого кризиса. Продажи компьютеров рухнули на 15.3%, а отдельные комплектующие и вовсе перестали интересовать потенциальных покупателей. Например, интерес к жёстким дискам снизился на 33%, но здесь причина ещё и в продолжающемся переходе на современные твердотельные накопители. Но всё это только вершина айсберга, ведь в мире происходят куда более опасные события, которые способны обрушить целую отрасль, оставив без работы десятки миллионов высококвалифицированных людей по всему миру. Речь идёт об айтишниках, которые резко перестали быть движущей силой прогресса.

Эпоха благоденствия сходит на нет, а впереди длительный кризис. Ещё совсем недавно рынок труда требовал всё больше людей. Очевидно, что без таксистов и доставщиков пиццы никуда, но намного более значительным спрос был на программистов, способных создавать специализированное ПО для тысяч новых компаний, паяющихся разделить огромный рынок. Увы, но никто нам не сказал, что этот рынок существует только в наших головах, а миру не нужно такое большое количество айтишников. Возможно, лет через 15 мы выйдем на уровень 2021 года, но пока всё идёт к тому, что всё больше крупных компаний будут проводить массовые сокращения штата, а под нож пойдут те, кто представляет наименьшую ценность и не генерирует чистую прибыль. Это значит, что рискованных проектов будет всё меньше, а новичкам станет сложнее найти себе достойную работу.

В связи с этим эксперты уверены, что уже вскоре многим айтишникам придётся туго. Зарплаты могут начать снижаться, а с ними начнут улетучиваться невероятно комфортные условия работы. У компаний просто нет денег на новый игровые комнаты, на дорогие диваны, биллиардные столы и геймерские компьютеры либо приставки. Неясно, как себя чувствуют небольшие компании, но гиганты уже начали демонстрировать первые признаки приближающегося кризиса. К примеру, Netflix, Uber и Tesla уже сообщили, что новых сотрудников нанимать в ближайшее время не будут. Мало того, Netflix тут же предупредил о массовых увольнениях, без которых компании не выжить, ведь такого количества айтишников просто не нужно. Илон Маск заявил, что в его компании слишком много работников, а первой на вылет самая технологическая часть Tesla – автопилот. Система на базе ИИ так и не заработала, поэтому разработки её в сложных условиях могут приостановить. На самом деле примеров намного больше, ведь даже Microsoft намерена уволить часть сотрудников.

Этот материал написан посетителем сайта, и за него начислено вознаграждение.

Денис, Java-разработчик

После года работы в Саратове у меня появилась возможность переехать в Штаты. Вообще, работа в международной компании для программиста — самый простой способ уехать. Они востребованы по всему миру и часто переезжают из одной точки в другую.

Мы между собой называем такие компании галерами или бодишопами (фирмы, продающие разработчиков иностранным заказчикам. — Прим. «Секрета»). Это довольно распространённый вид бизнеса. Кто-то предприимчивый находит заказчиков в Америке и открывает офшоры в странах СНГ. Такая схема безумно выгодна.

Наши программисты ничем не уступают любым другим, но платить им можно в разы меньше. Представьте, заказчик даёт несколько тысяч долларов за разработку ПО, компания-посредник забирает себе большую часть, а остальное раскидывает по программистам. Но даже с этими деньгами в том же Саратове ты чувствуешь себя королём жизни.

Периодически компаниям-заказчикам нужны люди под рукой, непосредственное общение с командой-исполнителем в одном офисе. Обычно большинство из моих коллег отказываются ехать в Штаты. Их держат семьи и привычный образ жизни. Максимум на несколько месяцев в командировку в Кремниевую долину — и обратно домой.

Каждая рабочая поездка в Штаты в среднем длится три месяца. Каждый день тебе платят $110, снимают квартиру и арендуют машину. Также на карточку падает рублёвая зарплата.

Бывает, что мои коллеги в таких командировках едят только макароны или гречку. Зато приезжают в Саратов и сразу берут квартиру, машину или делают первый взнос по ипотеке.

Про балдёж и Tesla

В Саратове я получал около 70 000 — 100 000 рублей в месяц. После переезда в Калифорнию мне стали платить $120 000 в год. Также первые три месяца компания снимала мне жильё, дала несколько тысяч долларов на первое время и предоставила машину.

За каждого члена семьи (жена и дети) контора платит по $1000 дополнительно, плюс оплата билетов и расходов на визу.

В месяц я трачу около $2500. Мы с другом из Питера снимаем дом на двоих и платим по $1700. Ещё $1000 уходит на еду и содержание машины. Не стоит забывать и о налогах. В США они зависят от семейного положения и детей. Холостякам приходится платить максимальный процент — 35. Семьям с детьми — в районе 20.

Можно читать это и думать, что мы, айтишники, совсем зажрались. Да, в нашей сфере принято повышать зарплату каждые полгода. Если кому-то не подняли, то это воспринимается как личное оскорбление. Но в Калифорнии у местных программистов зарплаты в три раза больше, чем у нас: около $300 000 — $400 000 в год. Вот к чему нужно стремиться.

При моей сравнительно небольшой зарплате я стараюсь ни в чём себе не отказывать. Хочу, чтобы у меня всё было балдёжно. Недавно купил себе монитор за 700 баксов. AirPods новые на следующий день взял. Мой коллега из Саратова за год смог купить здесь Tesla, а я — Lexus.

Про удачу и галеру

Все таксисты Кремниевой долины знают, что скоро останутся без работы. Когда я ездил на такси, водители рассказывали, что по вечерам учат код. Один учит Python, другой — Java. Они даже совета просили, какой язык станет самым востребованным.

Также популярны школы для программирования. Какая-нибудь бьюти-блогерша выкладывает пост, что закончила курсы по разработке на Python. То есть человек, от которого ты даже не ожидаешь такого, тоже в теме.

Я понимаю, что мне очень повезло. Точнее, нам очень повезло. Сейчас наши знания нужны, специалистов не хватает, и мы получаем большие деньги за инженерную работу.

В Кремниевой долине большое русское комьюнити. Но работу между собой мы называем галерой, а себя — гребцами. Когда работаешь через международную компанию на разных заказчиков, то не ощущаешь самой ценности своего труда. Сегодня одни, завтра другие. Мы не видим конечного продукта. Гребём и гребём неизвестно куда.

Про тайную комнату и «плюшки»

Самое крутое, что есть в моём офисе, — бесплатная еда. Но это не просто еда. Здесь три ресторана: китайский, американский и итальянский. Ещё есть несколько кафешек. В любой момент ты можешь прийти и покушать. Я, например, набираю еду на выходные и экономлю.

Можно даже привести своих друзей или семью и тоже бесплатно покушать. На одном из этажей есть тайная комната — дверь в стене без ручки. В отдельном месте спрятан сканер, и когда ты прикладываешь бейдж, то дверь открывается, а там бар с морем алкоголя.

Также есть комнаты для дневного сна, спортзал, бассейн, игровая приставка и настольный футбол. Каждому сотруднику начисляются баллы в зависимости от его работы. Их он может потратить на массаж или другие «плюшки».

Илья, Java-разработчик

Программисты в России зарабатывают очень мало: разработчик в среднем получает $20 в час. Например, в Германии ставка в два, два с половиной раза выше. Это несправедливо. Почему я должен получать меньше только из-за низкого уровня жизни в стране?

Мы часто работаем на зарубежных заказчиков. Русские для них — это просто дешёвая и качественная рабочая сила. Плюс к этому наши программисты, в отличие от европейцев, часто перерабатывают или продолжают работу из дома.

Любой может открыть IT-вакансии, где требуется английский, и посмотреть на зарплаты. От 400 000 рублей вполне можно зарабатывать. Почему в России большинству платят 200 000 рублей? Просто это рынок. Многие хорошие программисты готовы работать за эту сумму. Когда какой-то слабый девелопер просит 300 000 рублей, я этому радуюсь. Надо, чтобы все просили по 300 000. IT-компании могут и должны платить большие суммы.

Про офисные стулья за 100 000

Когда я решил переехать из Ульяновска, то открыл своё резюме на HeadHunter. В день я получал около 10–15 звонков и ещё больше писем с предложениями о работе. Я никогда сам не писал в компании. Только выбирал из массы возможных вариантов. В итоге я остановился на одной московской конторе.

Тогда компания безвозмездно дала мне на переезд в столицу около 200 000 рублей. Она оплатила мне и моей девушке билеты из Ульяновска в Москву и сняла жильё на первые дни в новом городе. Все расходы на мой переезд, зарплату и оформление компания восполнила в первые три месяца работы. У нас открытая информация, кто и сколько принёс или сэкономил денег своим трудом.

В моём офисе каждый стул стоит 100 000 рублей. Также любой программист получает в личное пользование ноутбук стоимостью более 200 000 рублей. Сотрудников обеспечивают бесплатными завтраками, обедами и ужинами, доставленными из ближайших кафе и ресторанов.

На кухне всегда можно найти мороженое, йогурты, сэндвичи или что-то другое. По пятницам нам привозят много разной еды и алкоголя. Так мы подводим итоги недели.

Компания полностью компенсирует затраты на спортзал и курсы иностранного языка. Но это далеко не самые лучшие условия. Например, в «Яндексе» или JetBrains есть собственный бариста и тренажёрный зал в офисе.

На всё это уже не обращаю внимания. Я понимаю, что моя работа приносит компании миллионные доходы, и не согласен на меньшее.

Единственное, что меня раздражает, — это коллеги. Типичный программист слушает «Мельницу», играет в настолки, делает вид, что разбирается в пиве, и пытается кататься на сноуборде. Это дико надоело. К счастью, с приходом нового поколения эта ситуация меняется. Наконец-то можно обсудить новый альбом «Макулатуры» или показать свой фимоз (тоже у всех программистов в запущенной степени).

Про Дудя и коррупцию

Вы не задумывались, почему именно IT-компании первыми достигли отметки в триллион долларов? Вот теперь можно понять, сколько зарабатывают на программистах.

Я уже давно убедил себя, что я просто наёмник. Кресла и завтраки — это удержание сотрудника. Почти во всех IT-компаниях, чтобы тебя не уволили, достаточно появляться на пару часов в день. На прошлом месте работы я только ночевал (неохота было тратить деньги на квартиру).

Я часто встречал непонимание со стороны знакомых. Они возмущённо спрашивали: «А за что вам столько платят?» Люди, кто сделал все эти чаты и форумы, на которых вы можете общаться? Дома у вас есть цифровое телевидение, компьютеры. Кто всё это создал? Загляните в свой смартфон — 4G-интернет. Вы не представляете, насколько это сложная технология. А когда Дудя на YouTube смотрите, знаете, как этот сервис работает?

Лучше бы спрашивали, почему у директоров государственных предприятий по 10 домов и 20 машин. В IT намного ниже коррупция и взяточничество. Здесь невозможно сидеть на денежном потоке и класть половину прибыли себе в карман.

А офисами программистов не стоит восхищаться — это нормальные условия труда. Вам нужно подойти к своему начальнику и спросить об этом у него. А если он не обставляет ваше рабочее место, то обставляет свою дачу.

Артём, Lead DevOps

Несколько лет назад я работал в одном российском бодишопе. Мне приходилось сидеть в гигантском белом зале, где каждое рабочее место ограждено низкой перегородкой. На кухне можно было найти только печеньки и кофе. Но и это было уже хорошо.

Когда я сказал, что больше не могу находиться в таких условиях, мне предложили поднять ставку до 400 000 рублей. Подобные международные конторы не отличаются комфортными условиями труда, но в них довольно высокие зарплаты. Этим они и берут разработчиков. Я понял, что не могу без уюта в офисе, и ушёл на более низкую зарплату, но в крутой офис.

На новом месте работы было всё, даже своя химчистка и салон красоты. После тренажёрки и душа мы с коллегами любим посидеть во фреш-баре или зайти на кухню с горой еды.

На нас не жалеют денег. Даже небольшое студийное мероприятие становится настоящим праздником. Например, компания часто арендует нам корабли и лайнеры. На большие корпоративы приглашают «Ленинград», Noize MC и других известных артистов.

Можно сказать, что нам пытаются создать рай на земле. На день рождения компании сотрудникам дарят классные подарки — недавно каждому подарили новые AirPods. Сегодня заманить разработчиков зарплатой сложно. Приходится идти на разные ухищрения.

Про комфорт и апельсиновые фреши

Когда из таких компаний я переходил в галеры даже с повышением зарплаты в два раза, то понимал, что мне не хватает этого комфорта. Не хватает возможности в любой момент пойти во фреш-бар и выпить свежевыжатого апельсинового сока. Расслабиться вместе с коллегой и поиграть в «плойку». Не хватает стильных и комфортных переговорок. К такому быстро привыкаешь и даже не осознаёшь, насколько это важно.

Ещё для меня важен плавающий график и возможность удалённой работы. Если я проснулся утром, а за окном серо и идёт дождь, то я остаюсь дома. А когда устал быть в квартире, то приезжаю в офис, ем вкусные обеды и пью кофе.

Мне нравится, что компания оплачивает поездки на российские и иностранные конференции. Если я хочу сгонять в Питер на недельку (там у нас головной офис), то мне также выделяют деньги, предоставляют корпоративную квартиру и я еду без проблем.

У программистов, которые работают в банках, есть более весомые бонусы. Например, сниженная или отсутствующая ставка по ипотеке. Она длится, пока ты работаешь в компании. Если увольняешься, то включаются проценты и неустойка. Всё это создано для того, чтобы привязать человека к компании.

Из постоянных расходов достаточно много денег уходит на посиделки с друзьями и концерты. Часто куда-нибудь летаем с женой. Вот скоро будем в ОАЭ.

Кстати, я думаю, что у каждого второго программиста дома лежит по профессиональной фотокамере — просто так. А у меня есть комплект профессионального сетевого оборудования для раздачи домашнего интернета. Из постоянных трат также много разных подписок, оплата хостингов и прочая мелочь.

Про ИИ и геморрой

Жизнь наёмного работника, о которой я рассказываю, может показаться людям со стороны пресыщенной. Но работа программистом накладывает серьёзный отпечаток на жизнь. Канонический портрет разработчика сегодня — проблемы с обменом веществ в 25, геморрой в 30, проблемы с нервами и сердцем в 35 и инсульт в 40. Выгорание и нагрузка здесь бешеные.

Сегодня люди говорят, что ИИ отнимет много рабочих мест — оператора колл-центра или таксиста. Разработчики тоже своими руками создают смерть профессии. Но заменят далеко не всех — и даже не ИИ, а просто средства автоматизации. Сегодня связка «1С» + Excel может в руках простого бухгалтера куда больше, чем в 80-х могли собрать все аналитики IBM. Прошло всего 40 лет. Сейчас есть достаточно сервисов, которые позволяют собрать сайт или мобильное приложение (и даже игру) без единой строчки кода. То есть для каких-то случаев уже не нужен разработчик, а только человек, который знает, чего он хочет добиться. Вероятно, этот тренд будет расти. Но есть обратная сторона медали — нужны крутые разрабы, которые эти сервисы пишут и поддерживают.

Не забудем и про сегмент чисто инфраструктурных вещей вроде операционных систем (все ж хотят новую прошивку на айфон), всего ПО для работы интернета — его очень много, и оно очень сложное.

В итоге слабые программисты рискуют остаться на обочине, а сильные станут ещё дороже, при этом середнячок будет стараться выживать.

Россияне ринулись в айти, но компании не хотят их нанимать. Почему так

Отечественной IT-индустрии не хватает около 1 млн специалистов, сетовал на январском совещании с премьер-министром Михаилом Мишустиным вице-премьер РФ Дмитрий Чернышенко. Однако сейчас, по статистике HeadHunter, ситуация начала стремительно меняться: с февраля на работные сайты ринулись сотни IT-специалистов. В июне 2022 года число резюме выросло на 54% (по отношению к тому же периоду 2021-го).

«В течение 2020 года на hh.ru в среднем ежемесячно были активны 194 000 резюме соискателей в IT, в течение 2021 года — 205 000, в первой половине 2022 года — 269 000. Таким образом, прирост IT-резюме составил почти 40% за 2 года. При этом рост наблюдается по всем без исключения IT-специальностям — от дата-сайентистов до программистов С++», — рассказала «Секрету» Мария Игнатова, руководитель службы исследований HeadHunter.

В то же время предложений работы в IT стало значительно меньше. После февральских событий многие компании ушли из РФ, другие — приостановили наём из-за неопределённости на рынке. По данным «Хабра», в районе 30% компаний в марте этого года уменьшили наём, а 4% — вынуждены были сокращать сотрудников. Число вакансий на HeadHunter уменьшилось год к году на 21% (данные по июню).

Свидетельствует ли это о том, что сфера IT перенасыщена кадрами (как начинающими, так и опытными) и от рынка соискателя мы переходим к рынку работодателя?

Обратная сторона релокейта

Опрошенные «Секретом» представители IT-компаний и специалисты по рынку труда говорят о том, что львиная доля откликов сейчас — от недавних выпускников онлайн-курсов, или так называемых джунов. Но и открытых для новой работы опытных соискателей (мидлов и сеньоров) за последние полгода стало значительно больше — правда, ищут их не на работных сайтах, а в профессиональных сообществах и по закрытым базам, рассказали «Секрету» Артем Зыза, продакт-менеджер «Хабр Карьеры» и руководитель HR-проектов Platforma Виктория Богданова.

«Специалисты без опыта работы или с опытом работы от 1 до 3 лет занимают 29% из ищущих работу на HeadHunter в первой половине 2022 года. С опытом работы более 6 лет — свыше половины (53%) всех IT-резюме. Остальные 17% указывают опыт от 3 до 6 лет», — рассказала Мария Игнатова, руководитель службы исследований HeadHunter.

Массовый исход иностранных компаний принёс неоднозначные результаты. С одной стороны, уходя, западные игроки увели с собой опытных разработчиков. Так, в один только Узбекистан, по данным на апрель, релоцировались более 3000 IT-специалистов из РФ и Беларуси от разных работодателей. В Дубай переехали специалисты Google, Goldman Sachs, McKinsey, Boston Consulting, JPMorgan и Rothschild & Co и других филиалов зарубежных компаний в РФ. Deutsche Bank вывез из РФ в Берлин более сотни айтишников вместе с их семьями и домашними животными.

Зарплаты программистов, релоцировавшихся в ЕС, ниже, чем в Москве, кроме того, есть очевидные проблемы у держателей зарплатных российских карт, объясняет Артур Хасиятуллин, региональный директор TraceAir (российско-американский стартап, который контролирует строительство при помощи дронов) в России.

региональный директор TraceAir в России

Техлид во Франции в среднем получает €2800 (около 180 000 рублей) после вычета всех налогов и сборов, достигающих 45%. В Москве не найти на идентичную позицию человека ниже, чем за 300 000 рублей. К тому же, такой специалист может оформиться в качестве ИП с налогом в районе 8% (исправлено, ранее здесь говорилось про самозанятость. — Прим. «Секрета»). Также стоит учитывать высокие расходы на аренду квартир в ЕС: в той же Франции за однокомнатную квартиру в Париже придется заплатить €1100–1500 (около 70 000–96 000 рублей).

В Москве же, напротив, из-за увеличения количества предложений по аренде объектов и уменьшения спроса однокомнатную квартиру в районе Садового кольца можно найти в диапазоне 40 000–45 000 рублей. Раньше такие квартиры стоили 70 000–80 000 рублей.

C другой стороны, конкуренция с западными компаниями обостряется, так как опытных айтишников мотивирует сам переезд в Европу, объясняет Жанна Русакова, HR BP-платформы автоматизации маркетинга Mindbox.

Впрочем, не все российские айтишники, работавшие на международные компании, согласились с ультиматумом о релокации. И теперь эти специалисты вышли на рынок. Так что в каком-то смысле искать крутых айтишников стало легче, говорят опрошенные «Секретом» эксперты.

директор по персоналу Positive Technologies

На рынке появляются хорошие специалисты из крупных международных компаний, уходящих из России. Нам эта ситуация помогает, так как раньше эти люди просто не искали работу. На некоторые позиции стали нанимать быстрее. Это касается в первую очередь таких направлений, как QA (quality assurance инженеры, тестировщики), frontend, поддержка. Что касается программистов (разные стеки), то, несмотря на общий рост числа кандидатов, найти действительно крутых специалистов по-прежнему непросто.

HR-директор бухгалтерского сервиса для предпринимателей «Кнопка»

Айтишников всегда было непросто привлечь, но сейчас ситуация стала более приятной. Во-первых, мы готовы работать с удалёнными сотрудниками. Даже с теми, кто пошёл по пути релокации. Инструменты и отлаженная система работы позволяют сотрудникам быть эффективными и полезными для компании, даже находясь за пределами России. Во-вторых, далеко не все люди готовы к релокации, поэтому вынуждены искать вакансии в России.

Нынешний приток айтишников — не предел. Предложений от опытных спецов станет ещё больше через 2–3 месяца, когда у них закончатся выплаченные при сокращении штата отступные и настанет момент, когда необходимо двигаться дальше, прогнозирует Александр Азаров, гендиректор компании — разработчика программного обеспечения WaveAccess.

Джуны в неравной схватке

На этом фоне недавнему выпускнику онлайн-курсов приходится непросто: найти первую работу порой становится непосильной задачей. Да и попасть на эти самые айтишные курсы стало местами сложнее. Так, поступающие на «Яндекс.Практикум» (сервис онлайн-образования) студенты жалуются, что на платные курсы по аналитике приходится поступать как в университет — по конкурсу.

Опрошенные «Секретом» эксперты наблюдают нестабильность на рынке EdTech. С одной стороны, основатель Karpov Courses Анатолий Карпов говорит о кратном росте спроса на его продукт.

основатель школы программирования Data Science Karpov Courses

В конце февраля мы готовились к разным исходам и были крайне рады, когда весной стали ставить рекорды по выручке. Если в 2020 году наши курсы прошли 250 человек, а в 2021-м — 1250, то в 2022-м мы уже успели выпустить 3500 специалистов.

Мы проводили опросы, которые показали, что люди восприняли геополитические события как спусковой крючок: нельзя откладывать жизнь. Они решились пойти на курсы, чтобы использовать новую профессию как социальный лифт

С другой стороны, основатель и руководитель школы интенсивного обучения веб-программированию Saintcode в Санкт-Петербурге Евгений Гриценко заметил рост спроса, но не платёжеспособности.

«Несмотря на высокую стоимость курса — сейчас это 150 000 рублей — его покупают. После 24 февраля в 3 раза выросло количество обращений. В то же время конверсия из заявки в оплату обучения выросла только на 30%», — рассказал Гриценко.

По числу выпускников, которые находят работу в IT после курсов, сведения тоже разнятся. В Skillbox говорят, что успешно трудоустраивается 88% пользователей, обратившихся в их Центр карьеры (данных, сколько выпускников обращаются в центр, нет). Karpov Courses говорит о 90% трудоустроенных выпускников, которые находят работу в течение 3 месяцев после выпуска. Skypro рассказывает о том, что 35% учеников находят место ещё до окончания обучения и 13% — в течение месяца после.

При этом сами игроки предупреждают о том, что онлайн-школы часто манипулируют данными об успешном трудоустройстве. «Считают, например, процент от тех, кто пришёл к карьерным консультантам, согласился на бесплатные стажировки (и через месяц вылетел)», — пояснила Светлана Шиманская, руководитель карьерного центра в онлайн-университете Skypro.

Так рынок перегрет?

На самом деле трудоустройство даже 60% недавних выпускников онлайн-курсов — дело вряд ли осуществимое. Особенно — если учитывать тот факт, что работодатели не спешат нанимать новичков, которых нужно обучить до нужного уровня и ещё начислять зарплату всё это время.

«Компания смотрит на джунов через призму инвестиций, так как должна вложить время и ресурсы в его обучение. На собеседовании быстро становится понятно, почему кандидат переучился — искренне интересуется и обладает системными знаниями или пришел только за деньгами. Так и получается, что кандидатов много, а подходящих мало», — сказала Елена Охота, заместитель руководителя отдела управления персоналом компании Axoft.

Общая ситуация такова: вкладываться в обучение новых кадров, особенно в условиях, когда компании не могут прогнозировать своё будущее, готовы только крупные игроки. И то — только в формате стажировок, чтобы вырастить спецов под себя и потом нанять не по конским ценам.

«Чтобы увеличить число молодых разработчиков, аналитиков, тестировщиков и т. д., мы выстраиваем собственную стажёрскую программу. Это позволяет в короткий срок «воспитать» начинающих инженеров», — рассказали в пресс-службе Ozon.

CEO&Founder Hopper IT

Мы крайне неохотно берем выпускников курсов, которые предлагают «стать крутым айтишником за 2 дня». Нам выгоднее развивать собственных джунов, которые пришли в компанию на стартовые позиции вроде технической поддержки: они знают наши продукты, они лояльны к бренду и уже адаптированы к процессам и культуре компании.

Но возиться со стажёрами готовы не все. Как правило, на обучение и адаптацию в профессии джуну требуется не меньше года, а этого времени у некоторых компаний просто нет.

«Когда ты можешь в любой момент закрыться через 3 месяца после очередных изменений рынка, физически нет возможности думать об обучении молодых сотрудников. При этом мы всегда рады видеть в команде талантливых джунов, но именно курсы по IT, которые он или она прошли, играют небольшую роль. Важны мотивация и талант, а не корочка: пусть лучше будет самоучка, но с огнем в глазах», — сказал Павел Гужиков, основатель и СЕО финтех-компании «Деньги Вперед».

Выпускников онлайн-курсов действительно стало много, мы их рассматриваем на наши программы стажировки наравне с выпускниками технических вузов. При этом конкурс всё равно высокий, примерно 1 из 40–50 кандидатов будет принят на стажировку по итогам тестовых заданий и собеседований.

старший IT-рекрутер компании Webinar Group

Джунов сейчас очень много, это факт. Многих людей привлекает высокий спрос на IT-специалистов и конкуренция между компаниями в борьбе за лучшего сотрудника, готовность их «перекупать». Мы ищем, как правило, специалистов начиная от уровня middle, чтобы человек сразу мог закрывать потребности бизнеса. Но иногда, конечно, набираем джунов, правда, очень-очень редко.

HR-директор компании Jump.Finance

К сожалению, редко бывает, что у джуна есть опыт в коммерческой разработке, — чаще всего это является ключевым фактором при выборе кандидата. Мы, например, не рассматриваем соискателей без опыта, так как у нас сложный финтех-продукт, который требует фундаментальных знаний и практического опыта со сложными технологиями — зачастую ни один онлайн-курс эти потребности не закрывает.

В целом подавляющее большинство компаний, опрошенных «Секретом», говорят о том, что сейчас трудовой рынок IT перегрет из-за наплыва большого количества выпускников онлайн-курсов. И их зарплатные ожидания далеко не всегда соответствуют опыту и навыкам, поэтому бизнес не спешит их расхватывать.

По Москве джуны, как правило, просят в районе 70 000 рублей. «Довольно большое количество малоквалифицированного персонала сегодня на IT-рынке, при этом запросы по уровню вознаграждения у них довольно высокие. Однако адекватных, реально оценивающих себя специалистов мы охотно берем», — добавил Владислав Уткин, директор по IT производственной компании «Технониколь».

Тенденции таковы: количество специалистов в IT растёт, а на рынке происходит коррекция набранных за безумные, нерыночные заработные платы айтишников за последние 2–3 года (когда компании перекупали разработчиков друг у друга), полагает Руслан Ахтямов, директор по стратегии и сооснователь Napoleon IT.

«Сейчас всё пришло в норму и компании не сокращают людей, потому что им не нужны айтишники, а они просто приходят в соответствие с реалиями. Работодатель увольняет дорогих, неэффективных, набранных за большие деньги сотрудников и приглашает к себе людей за приемлемые деньги. Так что айтишникам нужно готовиться к тому, что больше не будет раздачи бесплатных денег», — резюмировал Ахтямов.

Новости:  Перекалибровка дота
Оцените статью
Dota Help